Город Бологое
Тверская область
№42 от 19 октября 2022 года

Тайны бологовского погоста

В то утро приехал Денис Соколов, привез свежие газеты и бологовские новости, прочитал стихи, написанные утром, а потом выложил листок бумаги, где было напечатано: «Всем погребенным на земле Бологовской, чьи имена забыты или утрачены». Что это?
Давайте вместе знакомиться с одним из новых проектов краеведа Дениса Соколова, с его идеей установить памятный камень на месте погребения нескольких поколений бологовцев, а также тех, кто ступал на нашу землю и по тем или иным причинам расстался здесь с жизнью. Итак, знакомимся.

Тайны бологовского погоста

Тайны бологовского погоста


- Денис, так что это? Что за камень, который вы намерены установить? Что означает надпись на нем? 
- Я собираюсь поставить памятник - камень с памятной табличкой - всем погребенным на бологовском погосте, в том числе моим родственникам. Работая над родословной своей семьи, восстанавливая ее историю, я нашел свои корни среди тех, кто покоился у стен Троицкой церкви в Бологое. Здесь располагалось самое первое бологовское приходское кладбище второй половины XIX - начала XX века. До революции здесь захоранивали всех усопших, независимо от сословия и от вероисповедания - и бедных, и богатых, и приезжих. И задача в том, чтобы увековечить память о них, о земле, которая их приняла. Для этого необходимо превратить полузаброшенный бологовский погост в полноценный объект культурного наследия.
- Когда здесь начались первые захоронения?
- Документально подтвержденные источники - сохранились метрические книги - свидетельствуют о 1859 годе. А так - с момента открытия Троицкой церкви - с 1808 года. 
- Где истоки поисков? Кто первым начал «раскапывать» тайны бологовского погоста, кто попытался установить его верное расположение, найти имена погребенных?
- Наш замечательный краевед Николай Александрович Ласточкин, и дай Бог ему здоровья. Он работал с метрическими книгами Покровской церкви, открыв их с 70-х годов XIX века, знакомился с записями краеведов о предыдущем периоде.
- Можно ли говорить о числе захоронений на первом бологовском погосте?
- Да, конечно. В каждой метрической книге церковного прихода велись записи об усопших, велась статистика - первоначально эти книги и были созданы для ведения учета. В начале XX века захоранивали по 400-500 человек в год. 
- Тогда в каких же границах располагался бологовский погост? Это должна быть обширная территория.
- Первоначально погост простирался в границах бологовского прихода. Дорога огибала церковь дугой и проходила по нынешней улице Володарского, шла в район Висячки по направлению к Куженкинскому шоссе, прямой линии не было. Если удалиться в глубь истории села Бологое, то надо заметить, что оно было маленьким и размещалось практически все в районе нашей Троицкой церкви. А где сейчас развитый город Бологое с железнодорожной станцией - там люди чернику да голубику собирали на болотах между двумя озерами. 
Кладбищенские захоронения находились и на той части территории, где сейчас проходит проезжая часть городской дороги за алтарем церкви. В связи с расширением дороги границы погоста сдвинули (без захоронения останков). Только на старобологовском кладбище при строительстве воинского мемориала погибшим в годы Великой Отечественной войны останки предков были перезахоронены. 
- А сейчас остались сохранившиеся могилы, или все сравнялось с землей?
- Да, есть. Николай Александрович Ласточкин в Бологовском некрополе упоминал 12 памятников, а сейчас мы насчитали примерно 30 надгробий, которые просто валяются и которые надо восстанавливать. И сохранять. Не просто постараться сохранить могилы предков, но и сделать полноценный некрополь.
- Давайте вернем из небытия, назовем хотя бы некоторые имена и фамилии, покрытые прахом времени.
- Например, есть запись: «Под сим камнем погребено тело жены машиниста Алексея Петрова Евдокии Николаевой Федоровой, скончалася 1856 г. 10 апреля 10 часов вечера жизни от рождения 22 года 1 месяц 10 дней и с нею погребены ея дочь Екатерина и сын Николай». Или другая запись: «Тело фельдшера Григория Елкина, умер 1871 г. 14 апреля». Возможно, именно с его фамилией связана часть нынешнего города Бологое, длительное время известная под названием Елкина дача (район железнодорожного клуба). Скорей всего, Григорий Елкин был одним из первых бологовских медиков-фельдшеров, если не самый первый, врачей тогда в Бологое не было и в помине.
Вот запись о смерти сына князя Павла Путятина - Арсения, утонувшего в Бологовском озере 13 июня 1893 года. Из многочисленного рода Путятиных, погребенных на бологовском погосте, надгробие князя Арсения - единственное из сохранившихся. Но найдены другие записи: о смерти 28 декабря 1882 года 5-летнего сына князя Павла Путятина Иоанна от оспы и дочери Надежды - девочки не стало 21 июня 1880 года в возрасте 1 года 2 месяцев, как записано - «от острого катара кишек». 
Согласно записям - здесь покоится большой род Мельницких, на чьи средства была построена Троицкая церковь. Здесь лежат Скородумовы, знаковые личности в истории Бологовского края. Также известно о захоронении Феклиста Трофимова, крестьянина из «дер. Озеревич Медведевской вол.; ум. 2 июня 1896 г., 106 лет, скоропостижно, от старости». А вот другая долгожительница - Пелагия Филиппова, крестьянка «из дер. Огрызкова, вдова; ум. 24 апреля 1892 г., 105 лет».
Нельзя не упомянуть, что на приходском кладбище покоится потомственный почетный гражданин Гусев Агапит Филиппович, человек очень интересной судьбы, преподаватель Бологовского технического железнодорожного училища. На его земле была построена часовня Тихона Задонского у нас в Бологое. Скончался 27 августа 1913 года, а через год чахотка унесла его 35-летнего сына Василия.
- Какие еще имена назовем?
- Обязательно - Федора Ивановича Братского, «свободного неклассного художника». Это знаковая личность в истории Бологое. Он обучал князя Путятина технике живописи, участвовал в археологических раскопках. Будучи крепостным, получил вольную, окончил в Москве рисовальную школу, а затем в Петербурге - Академию Художеств, получил личное дворянство. Переехав в Бологое, 7 января 1869 года открыл здесь свою частную школу - Бологовское училище для мальчиков от Императорской Академии Художеств, где сам же и работал учителем. Как гласит запись - «ум. 21 декабря 1891 г., 63 лет». Похоронен был на бологовском погосте. И, к сожалению, забыт. Могила такого же крепостного художника Григория Сороки (они оба - ученики Венецианова) в Удомельском районе увековечена, установлен надгробный памятник, а в Бологое прошли мимо памяти Федора Братского. Хотелось бы восстановить историческую справедливость.
Из недавно найденных и актуальных на сегодняшний день есть сведения о захоронениях в Первую мировую войну. Проезжавших через Бологое и умерших в санитарных поездах от ранений, от туберкулеза, тифа хоронили у Троицкой церкви. И, увы, они попадали в разряд без вести пропавших на полях Первой мировой, хотя нашли последний приют на бологовском кладбище. Вот, например, Сидоров Сергей Аввакумович, 22 лет от роду. Как сообщает Российский Государственный военно-исторический архив, в деле «Именные списки потерь» содержатся сведения, что этот молодой солдат из Рязанской губернии после выбытия 21 августа 1915 года с Мейшаголских позиций под Вильно пропал без вести. А бологовские записи гласят, что при следовании в санитарном поезде Сидоров Сергей Аввакумович скончался от ран 8 сентября 1915 года и погребен 10 сентября на приходском кладбище.
Всех хоронили на этом пятачке у Троицкой церкви. Не только жившие в округе, но и приезжие, те, кто строил и работал на бологовском участке Николаевской железной дороги или прибывшие на службу, их родственники, их дети, а детская смертность была высокая, - все погребены там. Всех, чья жизнь оборвалась на бологовской земле, хоронили у стен Троицкой церкви.
- Вероятно, погибшие при пожаре в бологовском синематографе тоже были погребены на этом погосте?
- Абсолютно все. Об этом еще Виктор Сычев писал. Хотя метрическая книга за 1911 год утрачена, но на существующем на ту дату Медведевском кладбище нет ни одной записи о погребении. Значит - в Бологое. 
- Денис, вы меня порадовали, когда прислали фотоснимок камня, которому предстоит стать памятным знаком. Где вы его нашли?
- На земле бологовской. Так что камень свой и ляжет он к своим. Силами Анатолия Михайловича Березкина надеемся придать ему мемориальный статус.
- На каком этапе сейчас работа? Требует ли официального оформления открытие этого памятного знака?
- Хочу официально получить разрешение, согласовываю установку этого камня. Комитет по охране культурного наследия Тверской области не возражает. Надеюсь на благословение этой работы от нашей Тверской епархии. Еще нужно официальное согласие Бологовской администрации, потому что камень будет стоять около тротуара дороги, которая находится на балансе администрации. И, конечно, воспользоваться опытом предыдущих успешно реализованных проектов, собрать команду энтузиастов, волонтеров, без помощи которых не обойтись, привлечь внимание самих бологовцев, жителей нашего города, чтобы трудиться всем миром.
Культурный памятник разрушен временем и продолжает разрушаться, и очень важно его сохранить и для ныне живущих, и для потомков. И не просто сохранить могилы предков, но и сделать полноценный некрополь, полноценный туристический объект. Мне это видится как музей под открытым небом, который станет притяжением для паломников, для всех, кому небезразлична судьба наших предков, кто, наконец, просто придет поклониться праху своих родственников. А начать придется с малого, но трудного: убрать мусор, навести порядок, разобрать завалы. Целый пласт - работа с архивными документами.
- Что интересного вы открыли для себя, работая над этим проектом?
- Что обо мне? Давайте лучше скажу, что написала моя мама, узнав о задуманном. Она всю жизнь считала, что все ее предки похоронены на старобологовском кладбище. Пришлось переубеждать документально. Мама пишет: «Денис мне принес выписки из метрических книг бологовской церкви, где черным по белому написано, что мои прапрадед и прапрабабушка погребены на приходском кладбище, и мои родственники, погибшие при пожаре в кинематографе в 1911 году, тоже там похоронены. Теперь обязательно буду заходить туда. Денис сказал, что собирается поставить памятный камень всем погребенным землякам на этом месте. И это хорошо. Ведь многие бологовцы понятия не имеют об этом захоронении. Немного не по себе, как подумаю, что сейчас тут проходит дорога. Но что поделаешь. Это жизнь. Все меняется. Я очень рада за сына, что он увлечен краеведением. Все его поиски и находки пригодятся потомкам». 
Потом мама спросила меня: «Ты сдюжишь?» «Обязательно», - пообещал я. После этого у меня просто нет пути назад.
Маргарита Сивакова

Количество просмотров: 668

Информационно-аналитический еженедельник

г. Бологое, ул. Гагарина, д. 4

телефон: : 8 (48238) 2-30-14

mail: pvdbologoe@mail.ru

© 2013—2024. Разработано в Студии Интернет-проектов Konceptum.pro | Администрирование и поддержка сайта: Авдеев М.А.

Konceptum.pro