Город Бологое
Тверская область
N 41 от 12 октября 2016 года

О фермерстве, господдержке, Мише и Насте...

Вот мы говорим, молодежь уезжает в города, не хочет жить в глубинке. Мне в последние годы, напротив, довелось сталкиваться с людьми, которые осознанно променяли жизнь в мегаполисе на деревню. Вопрос, зачем и насколько успешно адаптировались?
За ответами направилась в Кафтинский Городок, в семью Аввакумовых.


О фермерстве, господдержке, Мише и Насте...

Миша и Настя - родом из столицы, оба с экономическим образованием, обоим чуть за тридцать. В Москве у Михаила был налаженный бизнес (делал мебель на заказ). Жилье, работа, ребенок - все было… Пять лет назад они переехали в Бологовский район и занялись сельским хозяйством. Завели скотину и птицу, строят дом. Примерно год назад зарегистрировались как крестьянско-фермерское хозяйство (КФХ).
За эти годы в семье появилось еще двое детей. Аввакумовы растят троих сыновей: Тихона, Филиппа и Григория.
Формально деревня Кафтинский Городок относится к городу Бологое. На деле от райцентра добирались минут 30 по разбитой дороге. Место тихое, пустынное, малолюдное. Первый вопрос к супругам: оно того стоило?

Глаза боятся –
руки делают
- Хотелось поменять уклад жизни, чтобы дети росли поближе к природе, - рассказывает Настя. - В городе муж - добытчик, сутками на работе пропадал. Хотелось организовать свое дело, семейное, и чтобы вместе. На переезд вдохновили знакомые. Тоже из столицы семья, только постарше нас. Они уехали на Белое море, обустроили дом, хозяйство, очень довольны. Их энтузиазм сподвиг на быстрое принятие решения переехать в Бологовский район, где сохранился дом Мишиной родни. Правда, родители нашу идею не поддержали абсолютно, но нам помогают: и сюда приезжают, и детей на каникулы забирают.

О фермерстве, господдержке, Мише и Насте...

О фермерстве, господдержке, Мише и Насте...

Когда приехали, были приятно удивлены, как тепло нас встретили в районной администрации, все объяснили, подсказали, как что лучше сделать. На земле учились работать уже на месте, на людей везло: помогали - советовали. Я поначалу не знала, с какой стороны к козе подойти, всего боялась, но муж у меня - оптимист и великий труженик, все быстро осваивает.
В деревне, мне кажется, жители к нам до сих пор присматриваются, не вполне понимая наш переезд. Хотя есть соседи, с которыми мы тесно общаемся, очень благодарны им за поддержку, во многих вопросах выручают. Здесь вообще люди добрее, отзывчивее.
Летом деревня оживает - дачники наезжают, а зимуют 4-5 дворов, не больше. Дефицит общения поначалу сильно ощущался. Ребенок зимой тосковал очень. Но когда в школу пошел, ситуация исправилась: возим его в кружки и секции в Бологое. По московским меркам это просто подарок: где-то можно бесплатно заниматься, где-то за символическую плату.
Супруги рассказывают, что раньше с ними жил брат Насти, очень помогал в хозяйстве. Тогда и животных больше держали, и еще успевали на шабашки ездить, дома ставить. Потом обстоятельства изменились, брат уехал. Сейчас фактически все хозяйство на Михаиле держится. Младшему ребенку только годик исполнился, Настя больше времени проводит с детьми. Пришлось сократить число животных, сейчас в хозяйстве корова с теленком, несколько коз и куры.
- Мы до сих пор живем в старом доме моей прабабушки, - говорит Михаил. - Все силы и средства уходят на строительство нового дома, хотим побыстрей перебраться. Сейчас на мне большая семья, я один кормилец, вынужден браться за любую работу: пчелами занимаюсь, трактор есть - тоже использую, даже таксую для соседей. От хозяйства своего пока прибыли не получаю. Когда мы только приехали сюда, жили фактически на доходы с московской квартиры, которую сдавали. Сейчас примерно 50 на 50.
Не разочаровался ли я в сельской жизни? Знаете, нам нелегко приходится, но к своему хозяйству прикипаешь, бросать жалко, все ведь своими руками сделано. Переломным был третий год, когда готовили старшего ребенка к школе, жена переживала, стоит ли его обучать здесь или надо возвращаться. Много вопросов себе задавали. Потом как-то быт налаживаться стал, ребенок хорошо учится, мы учителем довольны. Надеемся, что выправимся и с хозяйством.

«Однокоровец»
Аввакумов
Так себя Михаил в шутку назвал. Спрашиваю, выгодно ли быть фермером? Наверное, если бы уж совсем никакой отдачи, никто этим и не занимался бы.
- Бизнес должен себя окупать, - продолжает наш собеседник. - В Москве, когда я работал с заказами по дереву, видел реальную отдачу от своего труда, причем за короткое время. Главное было грамотно просчитать, какие услуги востребованы и вовремя занять нишу на рынке. Мы с товарищем без стартового капитала поднялись за полтора года. Здесь так не получится: труд тяжелый, доход нестабильный. Поскольку я и на земле начинаю с нуля, мне приходится туго.
На мой взгляд, местные фермеры, что сегодня крепко стоят на ногах, поднялись в основном в 90-е. Либо это бывшие работники совхозов-колхозов, скупившие паи после развала хозяйств; либо люди поднялись на лесе (тогда на выгодных условиях можно было лес покупать); либо уже был задел, кто-то из родни занимался с/х, то есть не на пустое место шли.
Другой вариант успешного фермерства - наличие стабильного параллельного дохода. Есть у меня такие знакомые, которые вкладывают большие средства в технику и поголовье, не особо интересуясь сбытом. Эдакое дорогое хобби.
У меня процесс низкотехнологичный. Чтобы запустить высокотехнологичный процесс, нужны соответствующие объемы, откуда они у частника? Вот у меня одна корова, она себя окупает. Если я заведу еще одну, у меня значительно повысятся затраты труда и слабо повысится доход. Половина времени уходит на поиск рынка сбыта. Если бы в хозяйстве один занимался реализацией продукции, а другой только хозяйством, было бы проще. Если мои сыновья подрастут и захотят работать на земле, у них задел будет, им проще будет развиваться.
Основная проблема - сбыт продукции. Молокозаводу я неинтересен: объемы не те, а мне неинтересно сдавать им молоко по 15 рублей за литр. Поэтому основные мои покупатели - частники. Летом - дачники, зимой постоянные клиенты, кто убедился в качестве моей продукции. Трехлитровая банка молока в среднем стоит 180 рублей.
Городской взгляд
на сельские
проблемы
Интересуюсь у собеседника, ну, может, все-таки есть смысл кредит взять на развитие или попытаться получить грант. Существуют же различные программы поддержки сельхозпроизводителей.
- Думал я об этом, но не могу пока решиться, - говорит Михаил. - Что останавливает? Ну вот смотрите. Максимальная сумма гранта на поддержку молодого фермера - полтора миллиона рублей. При условии, что 10% от выдаваемой суммы - капитал самого фермера. Например, есть у тебя 100 тысяч - дадут миллион, есть 150 тысяч - полтора. Это при условии соответствия заявителя всем требованиям Программы.
Также предполагается, что КФХ обязано создать одно постоянное рабочее место на каждые выделенные 500 тысяч рублей гранта. Допустим, получил я эти 1,5 миллиона - значит, обязан создать 3 рабочих места и в течение не менее 5 лет работать в КФХ. (Если на себя ситуацию примерять, три работника мне совершенно точно не нужны). Предполагается, что эти работники помогут мне поднять хозяйство. Но: пока я обхожусь без наемных работников, у меня одна отчетность. Предположим, работают на меня люди, бумажной работы у меня прибавилось, расходы выросли (только в пенсионный фонд я за этих троих рабочих буду 150 тысяч в год платить), а доходы - нет: проблемы с реализацией продукции.
К тому же полтора миллиона два года назад и сейчас - разные вещи, согласитесь. Кризис. На эти деньги сильно не размахнешься. К слову, в этом году региональная комиссия по отбору кандидатов на получение грантов собиралась три раза (обычно раз в год). Может, потому что желающих эти гранты получать немного, а выделенные средства освоить надо?
О кредитах я вообще думать не хочу: нестабильная ситуация в стране: не знаешь, что завтра будет. Можно в кредитную кабалу ввязаться, а потом не знать, чем рассчитываться.
На мой взгляд, прослеживается тенденция укрупнения с/х организаций. Агрохолдингам проще выживать на рынке, мелким хозяйствам с ними конкурировать трудно. Я могу чем взять? Только качеством продукции, ее экологичностью. По идее как должно быть? Фермер, занимается хозяйством, а государство гарантирует, что продукцию у него купит по выгодной цене. На деле - выкручивается каждый, как может.

Школа выживания
Говорил фермер о кадровой проблеме: на селе толкового, надежного работника найти трудно. О том, что не может взять земли в аренду из-за административных нестыковок; что для получения того же гранта надо соблюсти массу условий. Что увеличивается количество требований по организации работы фермерского хозяйства (взять то же требование забивать всю скотину на мясо только через забойные цеха, со всеми вытекающими расходами).
Михаил в своих сомнениях не одинок. В этом году Общественная палата (ОП) РФ запустила акцию в поддержку отечественных фермеров. Ее цель - узнать о проблемах, с которыми сталкиваются сельские предприниматели, и получить их предложения по повышению эффективности госпрограмм поддержки села. По словам Александра Шипулина, члена комиссии ОП по вопросам АПК и развития сельских территорий, в ОП приходят обращения аграриев, жалующихся на сложности, связанные с получением господдержки. Маленькие хозяйства из-за чрезмерной усложненности процедуры получения субсидии вынуждены от нее отказываться.
Звучат призывы экспертов повысить потребительский спрос на фермерскую продукцию, заинтересовав сетевые магазины брать под реализацию фермерские продукты, а переработчиков - закупать у фермеров их продукцию по более высокой цене. Обратить внимание властей на разницу между отпускной ценой выращенной фермерами продукции и ценой в сетевых магазинах, которая может достигать 300% накрутки. Как следствие - производители сельхозтоваров работают с минимальной рентабельностью.

Между тем…
По словам министра сельского хозяйства РФ Александра Ткачева, поддержка крестьянских (фермерских) хозяйств в 2016 году будет вдвое выше уровня показателя 2015 года, а на долю фермерства приходится более 10% от общего объема сельхозпродукции в стране (выступление на открытии 17-го съезда ассоциации фермеров).
В Тверской области существует около 30 видов субсидий, в том числе на развитие молочного скотоводства, приобретение технологичного оборудования для производства молока, возмещение процентной ставки по привлеченным кредитным ресурсам, субсидирование за произведенное молоко и другие.
Бологовский район в региональных СМИ позиционируется как «край успешных фермеров».

Уже когда прощались, задала Мише и Насте стандартный вопрос: «Случись вам сегодня организовывать фермерское хозяйство, уже прочувствовав все нюансы работы на земле, решились бы на этот шаг?» Михаил долго молчал, потом сказал: «Человек должен сам выживать. Я никого винить не склонен. Видимо, я еще не нашел способ развернуться в нужном направлении, чтобы хозяйство развивалось быстрее и приносило доход. Но разочарования пока нет».

От автора
Говорят, когда дует ветер перемен, одни строят стены, другие - ветряные мельницы. Стены - чтобы укрыться и переждать, мельницы - чтобы использовать энергию стихии для развития. Наши герои могли спокойно жить в Москве, где жизнь не в пример комфортней нашей, где больше возможностей и быстрей делаются деньги. Но они выбрали другой путь, непростой. Осваивать заброшенную деревню. Может, это и есть те самые ветряные мельницы, задел для будущего благополучия?
Елена Письменчук
Количество просмотров: 935

Информационно-аналитический еженедельник

г. Бологое, ул. Гагарина, д. 4

телефон: : 8 (48238) 2-30-14

mail: pvdbologoe@mail.ru

© 2013—2024. Разработано в Студии Интернет-проектов Konceptum.pro | Администрирование и поддержка сайта: Авдеев М.А.

Konceptum.pro