Город Бологое
Тверская область
№ 34 от 24 августа 2016 года

Легко ли быть пожилым, или Как живется в доме престарелых?

Задумывались вы, где и как будете жить в старости? На кого сможете рассчитывать? Как организовать свою жизнь, когда без посторонней помощи уже не обойтись? Учитывая, что в нашем районе доля жителей в возрасте 65 лет и старше составляет более 18% населения, тема актуальная.
Наш корреспондент побывал в поселке Березайка, где находится стационарное отделение для престарелых №1 ГБУ «КЦСОН» Бологовского района, пообщался с персоналом и постояльцами, выясняя, как живется старикам в казенном учреждении и кто сюда попадает.

Легко ли быть пожилым, или Как живется в доме престарелых?
шесть стариков и бабушки
Небольшое одноэтажное здание, цветы по периметру, тихий дворик. Сегодня здесь проживает 18 человек: 6 дедушек, остальные бабушки. Комнаты двух-, четырех- и пятиместные, с телевизорами, приемниками, необходимой мебелью. Чисто, аккуратно и… тихо. Самым старшим жильцам - за 90, самой молодой - 59. Есть одна семейная пара: друг о друге заботиться стало тяжело, решили сюда переселиться.
Среди опекаемых - ветераны войны и труда, инвалиды, просто пожилые, которым необходим постоянный уход. У многих проживающих есть родственники, но по разным причинам заботиться о престарелых родных они не могут.
Бывает, жилищные условия не позволяют забрать их к себе, или живут слишком далеко, или рабочий график не оставляет времени. Такие периодически своих стариков навещают, гостинцы привозят. Есть, конечно, и другие истории: когда взрослые дети пьют, и старикам уже родной дом становится не в радость.
В малых стационарах, подобных березайскому, не могут проживать лежачие: для них требуются особые условия. Здесь живут те, кто в состоянии минимально себя обслуживать, но кто уже не справляется в одиночку с ежедневными бытовыми вопросами (готовить, убирать, ходить в аптеку и магазин, контролировать свое здоровье).
Привыкают к новому дому по-разному: кто-то осознает необходимость такого шага и применяется к новым условиям, у кого-то и через год жизни в отделении слезы в глазах стоят: тоскуют по дому. И у каждого своя история.

История в лицах
«27 декабря 2011 года, понедельник. Этот день стал незабываемым в истории моей старческой жизни, беззащитной, одинокой. Долго еще не забудется, как я уходила со своего родного дома и как провожала меня моя семья…
Я с горькой печалью попрощалась со стенами своего дома, взяла в руки свои вещи и отправилась на пмж, по дороге попался попутчик, помог нести вещи. Так я попала на свое новое место жительства. Здесь меня встретили исключительно гостеприимно: помыли, накормили, и после этого я пошла в свою комнату. Здесь все нормально, все хорошо. Персонал, старший и младший, отличный, казалось бы, нет причины скучать. Но прожить такой длинный период в семье, где происходили радости и горькие печали... Это дает повод скучать и не забывать. И задуматься, кем я была для них (детей. - Авт.), и ответ: такая моя судьба, что не заслужила чести и доброты моей семьи…».
Это отрывок из дневника Евдокии Андреевны Твердовой. Среди жильцов березайского отделения она самая старшая: 93 года. Так пожилая женщина описывает свое переселение в дом-интернат. На тот момент с ней жил сын, который пил, и Евдокия Андреевна приняла решение уйти. Горько такие строчки читать. Тем более, что жизнь позади трудная, полная лишений.
Сама она родом с Украины, из Сумской области Лебединского района. Вспоминала, как голодно жили в 30-е, как «люди семьями умирали, дома пустые стояли». Как от последствий ранения, полученного в Первую мировую, умер в 30-е ее отец, и мать осталась с пятью детьми на руках. Рассказывала, как в годы войны была угнана на работы в Германию: дома хлеба на столе не видели, а там, в Неметчине, изобилие. Относились к ней хорошо, работала в хозяйстве зажиточного немца, тот человека по труду ценил, ее уважал за добросовестность. Потом вернулась - кто презирал, кто с недоверием относился, проверяли ее биографию, запросы слали в разные инстанции.
Потом вслед за мужем приехала в Тверскую область, оказалась в Березайке, родилось трое детей, дочь и двое сыновей, работала всегда хорошо, говорит, грамотами награждали. Так незаметно и прошла жизнь. Уже нет в живых ее мужа, дочки, умер непутевый сын. Из ближайшей родни остался только младший сын. Он периодически навещает мать.
- Я уже пятый год здесь живу, - рассказывает Евдокия Андреевна. - Пока была в силах, и во дворе помогала, и другим больным, а потом у самой здоровья не стало, по двору только пройтись. Но унывать нельзя, себя держишь в настроении. Это важно.

Екатерине Андреевне Егоровой 90 лет. Живет в стационаре меньше года, при живых детях: сын в Ростове, дочь - в Березайке. На вопрос, почему ж так получилось, что дома не жилось, бабушка так и не ответила. А история жизни чем-то схожа с предыдущей: тоже многодетная семья, тоже ранняя смерть отца, тоже нищета. Только жили все время в Бологовском районе, сначала в Большой Горнешнице, потом в Березайке. Мать Екатерины Андреевны работала на березайском заводе, получала меньше 10 рублей, дети по соседским дворам - помогали по хозяйству, за что их кормили. Старшая сестра Нюра очень помогала, подкармливала младших. Она работала на льдопункте в Бологое, хлеб приносила. Помнит бабушка бомбежки во время войны, как бегали из Березайки в Бологое на работу, на станцию. Как работали у поездов даже во время бомбежки.
В 20 лет выучилась на слесаря-смазчика и стала работать в вагонном депо. Так всю жизнь на железной дороге и трудилась. И с будущим мужем там же познакомилась, он осмотр-щиком работал. Вспоминает 50-60-е как лучшие годы своей жизни.

Валентина Яковлевна Кириллова, 77 лет, из Дубровки. Уже год в стационаре.
- По болезни и одиночеству я сюда попала, - говорит женщина.- Много лет работала в магазине, потом на пекарне, были дети. Потом я заболела серьезно, потом дети умерли, остался только правнук юный, но он уезжает учиться на три года. Была подруга, которая меня опекала, но она умерла. Есть еще сноха, но она в комнатушке в общежитии, ей самой не развернуться, куда еще мне туда? А больше никого не осталось из родни.
Мне наклониться тяжело, ни дров, ни воды не принести. Внаклонку не могу ничего делать, ни по дому, ни в огороде. Как-то после очередной больницы вернулась, пришла к врачам, говорю: «Делайте, что хотите, я больше одна жить не могу. Тяжело». (Плачет).
Врач посоветовал идти сюда. Привыкать было трудно. Жалела огород, дом свой: там сама себе хозяйка, но другого выхода нет.

Родной или приемный дом?
Плюс таких небольших заведений для пожилых в том, что люди живут как одна большая семья: в привычной обстановке, в родных местах, общаются со знакомыми, могут по поселку прогуляться, до магазина дойти, они не замкнуты на учреждении.
В Березайку приезжают с шефскими концертами творческие коллективы и школьники; в стационарном отделении устраивают праздники в честь юбиляров и именинников, проводят тематические вечера, с опекаемыми занимаются прикладным творчеством в кружке «Умелые руки». К слову, о сотрудниках отделения сами бабушки отзываются тепло, говорят, медперсонал на все вопросы по назначениям ответит, никогда не кричат, что попросишь - делают.
В Бологовском районе располагается два стационарных отделения для престарелых и инвалидов: в Березайке на 20 мест и в пгт. Куженкино на 40 мест. По словам руководителя ТОСЗН Бологовского района Н.Н. Шибаевой, очереди на устройство в них в настоящее время нет. Если же число желающих попасть в отделения превышает количество мест, то по договоренности наших пожилых принимают другие интернаты Тверской области. После освобождения мест в отделениях Бологовского района старики при желании могут вернуться сюда.
И все же никакое казенное учреждение дом не заменит. Стариться надо в кругу семьи, среди внуков и правнуков. Вы не задумывались, почему на Кавказе и в Средней Азии почти нет домов престарелых? Потому что уважение и почитание старших в семьях - основа воспитания, потому что отношения строятся на принципах кровного родства. Там обязательно найдется кто-то из родни, кто досмотрит одинокого старика - иначе позор семье.
В современном российском обществе связь поколений утрачена, мы друг друга-то далеко не всегда поддерживаем, а старики вообще оказываются за бортом жизни. Помните строки из дневника бабушки Евдокии: «кем я была для них…», «неужели не заслужила…»? Представьте, насколько горько покидать дом на старости лет, насколько трудно привыкать к «общежитию» с чужими людьми? Понимаю, что для некоторых интернат порой становится физическим спасением, и если там работают добросовестные люди, то они создают максимально комфортную среду для опекаемых.
О таком предпочитаешь не думать, пока здоров и полон сил.
Но вот вам напоследок притча. Один человек привез в дом престарелых своего отца, в поездке его сопровождал малолетний сын. Когда они оставили дедушку и возвращались, мальчик спросил отца, не забыл ли тот адрес этого дома. Отец удивился: «Ты хочешь приехать к нему в гости?»
Но сын ответил: «Нет, когда я вырасту, я привезу сюда тебя».
Испуганный мужчина вернулся и забрал старика.
Каждый сам решает, как поступать, но не стоит забывать: дети учатся на наших поступках. Все в этом мире возвращается: и жестокость, и милосердие.

Количество просмотров: 1028

Информационно-аналитический еженедельник

г. Бологое, ул. Гагарина, д. 4

телефон: : 8 (48238) 2-30-14

mail: pvdbologoe@mail.ru

© 2013—2022. Разработано в Студии Интернет-проектов Konceptum.pro | Администрирование и поддержка сайта: Авдеев М.А.

Konceptum.pro