Город Бологое
Тверская область
№14 от 7 апреля 2021 года

Дети войны

Меня зовут Лебедева (Ткачева) Елена Александровна. Я являюсь внештатным корреспондентом газеты «Кимрский вестник». Приехав на свою малую родину - в с. Кемцы, я решила написать о жителях Кемецкого сельского поселения - детях войны.

В д. Рудаково живет Резвова Зоя Георгиевна (на фото). Тетю Зою я узнаю из многих, хотя не видела ее больше 40 лет. Об этом ей и сказала: «Зоя Георгиевна, вы нисколько не изменились».
Зоя Георгиевна родилась 19 сентября 1931 года в Вышнем Волочке. Мама - Герасимова Мария Григорьевна, папа - Резвов Георгий Михайлович. В семье было двое детей. Брат Михаил ушел воевать в первые дни войны, был ранен, пришел с войны в звании майора. Отец работал поваром. На фронте заведовал полевой кухней - кормил защитников Родины. Мама была в прислугах у зажиточных хозяев. 22 июня 1941 года она с сестрой поехала в Москву продавать клюкву-вешницу. Здесь они услышали об объявлении войны.

Война. Бои под Москвой. Боясь прихода немцев, мама с дочкой переезжают в деревню Залучье Удомельского района, где купили избушку «на курьих ножках». Жили голодно. Чтобы как-то поправить свое положение, поехали в Бологое, сняли квартиру на ст. Медведево. Работали в госпитале, куда каждый день привозили раненых. Вставали рано утром, шли пешком до работы. Там мама стирала кровавые простыни и другое белье, 10-летняя Зоя помогала маме.
Как известно, с 1941 по 1943 годы фашистские бомбардировщики вели непрерывные бомбежки ж/д узла г. Бологое. Но составы с войсками, продовольствием, горючим, а также пассажирские и санитарные поезда не прекращали своего движения. Железнодорожники были как солдаты на передовой. 

Подвергался бомбежкам и Медведевский ж/д узел, оставался целым только мост. Зоя с мамой, как и другие горожане, взрослые и дети, помогали восстанавливать пути: таскали шпалы, камни, песок. Немецкие самолеты сбрасывали листовки с таким текстом: «Будь проклят этот ваш чертов мост». С тех пор жители называют медведевский мост «чертовым».

Дети войны

 

Вот что рассказывает Зоя Георгиевна:
- Каждый день в 8 часов вечера прилетал немецкий самолет, освещал территорию ракетой. Город и окрестности были видны как на ладони. Однажды утром мы с мамой пришли на работу. Подходим и видим ужасающую картину - госпиталя нет (два больших здания). Руины, торчат только печные трубы, да полощется на ветру белое белье. Недалеко от развалин лежала тучная женщина без обеих ног, она истошно кричала. Мама заплакала. Подошедшие санитары подобрали раненую.

В подавленном настроении пошли обратно. В этот вечер немецкий самолет крылом снес крышу дома. На кровать упали бревна и рама. К счастью, никто еще не спал. Мы, ребятишки, спрятались под кроватью, взрослые тоже где-то укрылись. Всю ночь просидели в страхе.
Что делать дальше? Пошли за озеро в магазин получить по карточкам свою пайку хлеба (сначала давали по 150 г хлеба на сутки, потом по 100). Хлеба не было. Продавщица вместо хлеба дала полкило печенья.
Ночевать негде. Дошли до ближайшей деревни проситься на ночлег. Постучались в первый добротный дом, но никто не откликнулся. Дверь не заперта, зашли - чистый, ухоженный дом. На кухню не заходили. Съели свое печенье. (Такого вкусного печенья я никогда потом не ела). Легли спать на пол, застеленный чистыми, красивыми пол

овиками. Укрылись своим стареньким одеялом (мама носила с собой подушку и одеяло), хотя в комнате были мягкие подушки и теплые одеяла. 
Утром вышли на улицу, увидели, что по деревне проходят рельсы. Значит, хозяева в спешке ушли подальше от бомбежек. Оставаться опасно, мы пошли дальше.
В другой деревне хозяйка говорит: «Мне не жалко дать вам ночлег, да у меня целая изба народу. Зашли, беженцев столько - яблоку негде упасть. Нашли свободный уголок, спали сидя, тесно прижавшись друг к другу, укрывшись своим уютным одеялом.  

На следующий день пошли на вокзал, решили добираться домой, в д. Залучье. Дошли до станции, кругом воронки от авиабомб. У каждой воронки таблички, на которых было написано, в какое время может взорваться фугас. У мамы часов не было. Проходили мимо ямы - произошел взрыв. Маму и меня раскидало в разные стороны. Меня контузило, говорить не могла. Когда очнулась, пошла искать маму, но не нашла. 
Позднее узнала, что мама в госпитале Удомли, ее ранило в голову, нашла ее на больничной койке. Маму еще долго лечили. Со ст. Мста до дома я шла пешком. В доме была картошка, я напекла из нее пирожков и ранним утром пошла на станцию, чтобы отвезти маме угощение. Идти страшно, темно, волки воют. Я навещала маму несколько раз.

Маму выписали, она приехала домой. Надо как-то жить. Сажали огород, собирали грибы, ягоды. Я училась в школе, окончила 4 класса. Так и дожили до Победы.
Вернулся с войны мамин брат, и мы поехали с ним в Магнитогорск. Здесь был лагерь военнопленных, дядя Михаил был комендантом этого лагеря. Я закончила там 7 классов.
В 1953 году я закончила медицинский техникум в г. Златоуст. Училась 3 года. После учебы меня направили в д. Полтавка Карталыкского района, работала на санэпидемстанции. По семейным обстоятельствам переехали в Казахстан, там тоже работала в СЭС.

В 1961 году Зоя Георгиевна вернулась в Бологое. Райздрав послал ее на работу в кемецкую больницу. Чтобы повысить квалификацию, училась в Березайке на лаборанта.
Зоя Георгиевна проработала в больнице до  закрытия. До выхода на пенсию трудилась воспитателем в детской саду.
У Зои Георгиевны 3 детей, 5 внуков и 8 правнуков.
Елена Лебедева, с. Кемцы

Количество просмотров: 264

Информационно-аналитический еженедельник

г. Бологое, ул. Гагарина, д. 4

телефон: : 8 (48238) 2-30-14

mail: pvdbologoe@mail.ru

© 2013—2021. Разработано в Студии Интернет-проектов Konceptum.pro | Администрирование и поддержка сайта: Авдеев М.А.

Konceptum.pro