Город Бологое
Тверская область
№52 от 25 декабря 2019 года

Профессия - спасатель

Техногенные и природные катастрофы, трагедии на дорогах, водоемах, беспощадная стихия огня  - помощь спасателей может потребоваться каждому человеку в любую минуту.
В нашем в регионе 24 года назад была образована аварийно-спасательная служба (АСС), руководит которой А.И. Викторук. Одним из подразделений АСС является отряд поисково-спасательных работ на водах, в состав которого входит поисково-спасательная группа (ПСГ) г. Бологое. 
Группа была организована в 2008 году. Сейчас в ее штате двое сотрудников - начальник поисково-спасательной группы Глеб Дубинов и фельдшер Лариса Смирнова. В преддверии профессионального праздника с ними встретился наш корреспондент.

Профессия - спасатель

 

- Как давно вы работаете и почему выбрали именно эту профессию?
Глеб Анатольевич.: В аварийно-спасательной службе Тверской области я работаю уже 5 лет, Лариса Алексеевна - 10 лет. Наша поисково-спасательная группа занимается поиском людей на воде, а также заблудившихся в лесу. К сожалению, чаще приходится доставать тела уже утонувших людей, а не приходить на помощь и кого-то спасать. Эта работа нашла во мне отклик, оказалась мне близка.
Лариса Алексеевна: Также наша  группа  обеспечивает  безопасность во время спортивных массовых мероприятий, чемпионатов по подледной рыбалке, на крещенских купаниях. Участвуем в ликвидации последствий паводков. 
Меня сюда привело неравнодушие к чужой беде, желание найти человека, помочь.

- Какую территорию охватывает ваше подразделение и как организовываются спасательные работы?
Г.А: Помимо Бологовского  мы отвечаем еще за 4 района - Удомельский, Вышневолоцкий, Фировский,  Спировский - и ЗАТО Озерный. 
Спасательная работа начинается с того, что поступает звонок по экстренному номеру «112» или в Единую дежурно- диспетчерскую службу Бологовского или другого районов. Половина заявок поступает через государственную инспекцию по маломерным судам (ГИМС).
Выезжаем на происшествия также совместно со старшим инспектором ГИМС Андреем Геннадьевичем Ивановым и двумя госинспекторами. Иногда в поисках помогают родственники и волонтерские отряды. Заявка может поступить в любое время суток, и необходимо быть к этому готовым - всегда находиться на телефоне, даже в отпуске.

- Есть какие-то сложности в работе?
Г.А.: У нас в штате нет сертифицированных водолазов, их необходимо три человека. Приходится  работать самим, с лодки. Если не справляемся, то вызываем водолазные группы из Твери, Осташкова. 

Профессия - спасатель

 

Хотелось бы больше оснащенности. Очень облегчил бы нашу работу и, вероятно, помог бы спасти не одну жизнь квадрокоптер. Для поиска потерявшихся людей на больших территориях это незаменимая вещь. Ну и большая мечта нашей группы - аэролодка, на которой мы могли бы безопасно добираться и по воде, и по снегу, и по шуге.
- Какие периоды вашей работы самые напряженные?
Г.А.: Первый лед, последний лед - это пиковые моменты, когда много работы. Люди не до конца осознают опасность неокрепшего льда, выходят и, к сожалению, проваливаются. Сейчас как раз второй виток напряженности, опять будем ждать вызовов.

- Кто в группе риска? Кто чаще всего тонет?
Г.А.: Группы риска - дети, подростки, рыбаки, пенсионеры, люди с проблемами со здоровьем и люди в алкогольном опьянении. В основном тонут мужчины. Поэтому мы пытаемся достучаться через женщин, жен, матерей - чтобы они повлияли на мужчин, напомнили о безопасности, о необходимости выходить на воду в жилете.
Л.А.: У нас даже есть специальная папка с фото, где можно увидеть, ради чего люди рискуют своей жизнью. Провалился, утонул, мы извлекли тело - а рядом лежит пакетик, в котором три мелкие рыбки. Разве такова цена человеческой жизни? А тело уже в полынье, и ничего не исправишь.

- Тяжело ли психологически? Что самое трудное в работе в моральном плане?
Л.А: Неуравновешенные люди в этой профессии просто не остаются, а мы знали, куда шли. Тела утонувших или потерявшихся уже не воспринимаются как нечто шокирующее. Но переживаний с годами меньше не становится. 
Г.А: Тяжелее всего видеть родственников погибших. Сопереживаешь их эмоциональному состоянию, и это, конечно, давит. Но работа остается работой. Ты знаешь, что нужно достать или найти человека. Вот и все.
Л.А: Что-то все равно пропускаешь через себя. Пока вытаскивают тело, я работаю с родственниками - они и в обморок падают, привожу их в чувства.
С каких-то вызовов мы едем молча, погруженные в себя.
Г.А: Бывает еще, когда поиски заканчиваются неудачей,  долго анализируешь ситуацию, носишь ее в себе. Любой не найденный человек так и остается где-то внутри в подвешенных, незавершенных задачах. Бывают случаи, когда пропавших найти так и не удается.

- Как-то ограничивается поисковая деятельность? До какого момента вы занимаетесь поиском?
Г.А.: Важна осознанная целесообразность поиска, точные данные и свидетели. Но бывает и просто заявка - утонул человек, свидетелей нет. Приходится осматривать большую водную площадь - сначала визуально, потом по косвенным признакам, прикидываешь, какое было течение, к какому берегу может прибить тело. Находишь какие-то подтверждения своих догадок - бывает, плавают вещи. А бывает, уже вроде бы все дно прошли «кошками» или переметом, а утонувшего нет. Тогда приходится приостанавливать поиски и ждать, когда тело всплывет.

- Как вы этому обучались?
Г.А: Учился и продолжаю учиться в процессе работы у мастеров своего дела. Чем больше я учусь, тем больше понимаю, что я ничего не знаю. Только вроде бы что-то новое узнал - открывается великое множество неизвестных. Процесс обучения бесконечен, и хорошо, когда есть человек, который всегда поможет в этом. Для меня это наш начальник отряда по Тверской области  Виталий Николаевич Сопко, старший водолазный специалист из Твери Петр Константинович Елистратов; водолазы Константин Шульц, Дмитрий Васильев, Анатолий Зарубин, Евгений Головин, Олег Постовик, Артем Баранов. В Тверской области и в водолазном деле вообще это очень значимые фигуры, равняюсь на них. Ну и, конечно, Иванов Андрей Геннадьевич - специалист своего дела, человек с огромным опытом, который неоднократно был признан лучшим государственным инспектором по маломерным судам на региональном, межрегиональном и всероссийском уровнях. Пять лет я работаю с ним и понимаю, что ему нет равных в своем деле. Всегда грамотно и безотказно все объяснит, растолкует и поможет.

- В обычной жизни такая серьезная работа оставляет свой отпечаток? Вы сами осознанно относитесь к собственной безопасности?
Г.А.: Конечно, всегда учитываю любую потенциальную опасность. В сознании всегда пульсирует маячок: «Это небезопасно».
Вне работы пытаюсь предупредить критические ситуации и, если вижу, что человек делает что-то, что может иметь печальные последствия, стараюсь переубедить, объяснить, где он не прав.

- А когда нет происшествий, чем вы занимаетесь?
Л.А.: Мы ходим в учебные заведения и организации с лекциями, которые охватывают основы безопасности жизнедеятельности в целом. Это целые презентации, видеоролики, много важной и необходимой информации. Маленьким деткам рассказываем, что не стоит садиться в машину к незнакомцам, как правильно переходить дорогу; о важности присутствия светоотражающих элементов на одежде. Бытовые какие-то вещи объясняем. Если старшему ребенку доверили младшего - значит, нужно действительно за ним смотреть, а не отвлекаться на смартфон. 

Профессия - спасатель

 

С более старшими детьми мы учимся распознавать критические ситуации и правильно действовать - выявлять признаки инсультов, инфарктов. Проводим уроки первой помощи и первичной сердечно-легочной реанимации на учебном манекене.
И главное, что некоторые дети уже успели воспользоваться полученными знаниями и спасли своих близких.
Г.А.: Мы доносим до детей, чтобы они ни в коем случае не подражали взрослым, которые безрассудно выходят на первый лед. Стараемся, чтобы дети сами учились заботиться о своей безопасности. Пытаемся научить их просчитывать жизнь на два шага вперед, как в шахматах, и всегда помнить о возможных последствиях. Заставляем задуматься о том, что будет с родителями, если их необдуманная шалость обернется трагедией.
Также рассказываем о том, что нельзя оставаться равнодушными к чужой беде - будь то пожар, авария или критическая ситуация на воде. Объясняем, что лучше ваш звонок в «112» будет десятым по счету, чем если не позвонит никто.
Л.А.: Мы проводили воспитательную работу в 19-й школе в Вышнем Волочке, как раз после того, как ребята из этой школы вышли на первый лед и чудом не пострадали. Андрей Геннадьевич Иванов записывал интервью для Вышневолоцкого телевидения на тему безопасности на воде. И прямо в кадр выходит мужичок и начинает расчищать лед. Андрей Геннадьевич ему кричит: «Мужчина, зачем?!» А мужчина отвечает: «Да я хочу, чтобы дети покатались на коньках, для них расчищаю площадку». То есть, буквально два дня назад здесь чуть не провалились дети и их чуть из школы не выгнали за это, а взрослый мужчина провоцирует новые выходы на лед. Если уж взрослые до конца не осознают опасность, то дети вообще, как губка, - впитывают то, что видят, и повторяют.

- Что бы вы хотели пожелать нашим читателям в наступающем году?
Г.А.: Здоровья, осознанности в действиях. Грамотных празднований, новогодней погоды, наконец!
Л.А.: Хочется пожелать надежного тыла, чтобы дома всегда ждали близкие люди. Новогоднего настроения!
- Спасибо за интересную беседу!
Анна Нестерова



Количество просмотров: 548

Информационно-аналитический еженедельник

г. Бологое, ул. Гагарина, д. 4

телефон: : 8 (48238) 2-30-14

mail: pvdbologoe@mail.ru

© 2013—2022. Разработано в Студии Интернет-проектов Konceptum.pro | Администрирование и поддержка сайта: Авдеев М.А.

Konceptum.pro