Город Бологое
Тверская область
№26 от 26 июня 2019 года

«Мы родом не из детства - из войны»

Жаркий летний день, воскресенье, 22 июня 1941 года. Карусель уносит юную Зою то вверх, то вниз. Она в парке аттракционов в Ленинграде. Окончив 4-й класс, девочка приехала погостить в город на Неве к родственникам. И вот карусель разгоняется, сердце замирает от восторга, а вокруг весело и шумно. Возвратившись из парка, от родных Зоя Большакова узнает, что началась война.
Миллионы советских детей, родившихся перед войной, прошли через невероятные жизненные испытания. Разрушенные дома, вражеские лагеря, сиротство, бесправное голодное существование на оккупированных территориях - вот что стало их уделом. Они с горечью говорят о себе: «Мы родом не из детства - из войны».
Сегодняшний наш рассказ о жительнице г. Бологое Зое Алексеевне Большаковой, у которой в гостях побывал наш корреспондент. В годы войны Зоя Алексеевна жила на оккупированной территории в Новгородской области.

«Мы родом не из детства - из войны»

В мирную жизнь вторглась война
Зоя родилась в 1929 году в казарме на маленькой станции Заклинье Новгородской области. Но совсем скоро семья Большаковых переехала жить в поселок Оредеж Ленинградской области, который являлся узловой железнодорожной станцией. Папа, Алексей Андреевич, работал машинистом на небольшом маневровом паровозе. Мама, Евдокия Егоровна, трудилась на пункте технического осмотра железнодорожных составов. Помимо Зои в семье было еще трое детей: старший Василий, младшие Виктор и Валентина. Зоя, пока не пошла в школу, часто приносила отцу обед на работу. Тот брал дочь в кабину паровоза и разрешал поездить вместе с ним. Эти минуты казались Зое самыми счастливыми. 
Когда началась война, станцию стали сильно бомбить вражеские самолеты. Бомбили железнодорожные пути и улицы. В страхе люди прятались кто куда. 
Большаковы решили, что мама Зои с детьми переедет в деревеньку неподалеку под названием Холщебинка. Там на чердаке сарая их ненадолго приютили местные жители. Но семья была рада и такому жилью, только бы подальше от шума взрывавшихся бомб.
А потом приехал папа. Он увез  семью обратно в Оредеж, чтобы оттуда на поезде отправить в эвакуацию. Сам Алексей Андреевич оставался работать на железнодорожной станции - нужно было перевезти всю железнодорожную технику в Ленинград. Тогда семья еще не знала, что больше его никогда не увидит. 
Поезд, который вез людей в эвакуацию, проехав 40 километров, почему-то остановился. Люди не понимали, что происходит, сопровождающие попросили всех выйти из вагонов и повели в лес. Шли долго, потом оказались на поляне. Здесь увидели немецких солдат с автоматами. Мирные граждане застыли, в ужасе ожидая выстрелов. Немцы их не тронули, но путь дальше людям был прегражден, пришлось возвращаться назад в Оредеж. 
Вернувшись в поселок, Большаковы  увидели, что дом их полностью разрушен, они поселились в другом, уцелевшем от бомбежек. А потом перебрались в деревню Гремок Новгородской области, откуда была родом мама Зои. Гремок уже был оккупирован немцами. Жить стали в доме у дяди Пети, брата мамы. Он и его жена были инвалидами, воспитывали пятерых детей.  

Три года в немецкой оккупации
Как вспоминает Зоя Алексеевна, в Гремке в бывшем помещичьем имении немцы организовали свой штаб. Каждый день 12-летняя Зоя должна была приходить туда на работу. Работы населению назначали старосты, и ослушаться их было нельзя. В подвале имения с утра до позднего вечера Зоя Большакова с напарницей пилила дрова для кухни, где готовили еду немецким солдатам и офицерам.
Через реку, протекавшую неподалеку, проходил железнодорожный мост. Днем и ночью по этому мосту шли эшелоны из Германии с солдатами и военной техникой и в Германию с награбленным добром. Мост от партизан, которые скрывались в близлежащих лесах, охраняли власовцы, воевавшие на стороне Третьего рейха. 
Холодной зимой 1942 года, чтобы обезопасить себя от диверсий, власовцы стали брать «для охраны» местную ребятню. Попали в их число и Зоя с маленькой Валей. Детей пропускали вперед, на случай, если на пути окажутся мины. Сами охранники шли сзади на безопасном расстоянии с автоматами наперевес. 
Однажды ночью, дежуря на мосту, ребята заметили, что с обеих сторон кто-то пробирается к ним. Поняв, что это партизаны, дети никаким образом не выдали их власовцам. Пока несколько партизан уводили ребят в лес, другие расправлялись с охранниками. В ту ночь был взорван вражеский эшелон. 
Через год из дома, где жили Большаковы, немцы их выгнали. Они выгоняли всех, чьи дома находились рядом с фашистским штабом. Семье нужно было искать новое жилье. В деревне имелись два гумна (гумно - сарай, где складывали скирды жита для последующего его обмолота), там стояли специальные печки для сушки снопов. В одном из них дядя Петя переделал печку в русскую печь, смастерил полати (деревянные настилы, сооружаемые под потолком). Так и стали жить, питались скудно, чем придется, иногда с продуктами помогал кто-то из знакомых.
В память З.А. Большаковой навсегда врезался один момент. Местные маленькие голодные ребятишки прибегали к огражденной территории, где отдыхали немецкие солдаты. В летнее время те выходили обедать на улицу. Просовывая свои мисочки через проволоку, дети ждали, когда кто-нибудь из солдат выльет в миску суп или положит кашу из своего котелка. Обычно делились, но как-то один фриц, подойдя к проволоке, надменно посмотрел в голодные глаза малышей и демонстративно вылил содержимое котелка на землю.
Начало 1944 года было морозным. Немцы отступали. В один из дней фашисты выгнали из домов все местное население - порядка 100 человек. Людей закрыли в большом сарае, а дома сожгли дотла. В холодном сарае люди с ужасом ждали, что немцы сожгут и их. Зоя  Алексеевна помнит, что тогда успокаивала себя мыслями о том, что наши обязательно придут и спасут. И действительно, под покровом ночи пришли партизаны и увели всех в лес.
- В лесу я решила пойти осмотреться вокруг, - рассказывает Зоя Алексеевна Большакова, - выйдя на опушку, увидела двух солдат на лыжах с винтовками. Это были наши разведчики. С радостными криками: «Наши, наши идут!» - я кинулась обратно в лес. 

Все начинали заново
Когда Гремок был освобожден, местные вернулись из леса в деревню. Всем пришлось разместиться в гумне с русской печкой - к счастью, фашисты оставили его целым. На полатях ютились как могли. Нужно было отстраиваться заново. Зоя на лошади возила спиленные деревья для строительства домов.
Спустя месяц мама Зои поехала в Ленинград. Там она узнала, что, когда ее муж перегонял в Ленинград технику со станции Оредеж, обратно вернуться он не смог, город был взят в блокадное кольцо. Зимой 1942 года, в самый тяжелый период блокады, Алексей Андреевич умер и был похоронен на Пискаревском кладбище.
Весной 1944 года семья Большаковых вернулась в родной Оредеж. Евдокия Егоровна устроилась на работу на железную дорогу. Сначала жили в полуразрушенном доме, потом от работы им дали комнату. 

«Мы родом не из детства - из войны»

 

1 октября 1944 года, в 15 лет, Зоя Большакова пошла в пятый класс. Конечно, за три года она многое забыла, поэтому первую четверть окончила на тройки, но к концу года девушка уже была круглой отличницей. В 1946 году за хорошую учебу Зою наградили путевкой в Артек. После страшных лет в оккупации поездка в пионерский лагерь была, как глоток свежего воздуха. Ребят возили на различные экскурсии, с ними встречался один из первых маршалов Советского Союза, трижды Герой Советского Союза, кавалер Георгиевского креста всех степеней Семен Михайлович Буденный.
Закончив 7 классов, Зоя устроилась на работу путевой рабочей, затем девушку взяли на телефонную станцию. Потом был склад топлива, где она трудилась рабочей до 1950 года. А когда  организовали склад хранения каменного угля для госрезерва, перешла туда. 
В 1957 году Зоя Большакова приехала в Бологое, ей предложили должность заведующей железнодорожным угольным складом госрезерва. По приезде ей дали квартиру. Затем она заочно окончила политехнический техникум в Торжке. А в 1960 году у Зои Алексеевны родился сын, которого назвала Виктором. 
После восьми лет работы на складе коммунистке З.А. Большаковой предложили должность в горкоме партии. А потом она была назначена заместителем директора по кадрам торговой организации города (ТОРГ), откуда вышла на пенсию. 

Жить под мирным небом - счастье
Зоя Алексеевна Большакова - открытый, общительный человек. 2 августа ей исполнится 90 лет. К сожалению, ее сын умер в 2011 году. Бабушку часто навещают внук Владимир и правнук Иван. 
Напоследок героиня нашего рассказа поделилась со мной недавней историей. 
- Вот вышла на улицу, - говорит Зоя Алексеевна, - смотрю: на скамейке мальчишечка сидит, что-то в телефоне разглядывает. Спрашиваю: «Что же ты там такого интересного разглядываешь?» Он мне отвечает: «Ой, бабушка, вы знаете, какая интересная войнушка здесь!» Вздыхая, говорю ему: «Вот ты войнушке радуешься, а не дай Бог и правда война. А ведь в войну тебя учить не будут, лечить не будут». «А кормить, бабушка, будут?» - переспрашивает мальчик. «И кормить не будут», - отвечаю я. 
- Это счастье, что нашим детям, внукам и правнукам не пришлось испытать того, что испытали мы, и они живут под мирным небом, - продолжает Зоя Алексеевна Большакова. - Но если доведется им встать на защиту Родины, думаю, что на примере своих дедов и прадедов они достойно будут защищать свою землю. 
Ольга Суслина

Количество просмотров: 100

Информационно-аналитический еженедельник

г. Бологое, ул. Гагарина, д. 4

телефон: : 8 (48238) 2-30-14

mail: pvdbologoe@mail.ru


© 2013—2019. Разработано в Студии Интернет-проектов Konceptum.pro | Администрирование и поддержка сайта: Авдеев М.А.

Konceptum.pro